Белла Зубехина: Проект безопасного будущего

Ясный ум, спокойствие, уверенность — если бы нужно было рассказать о Белле Зубехиной из Радиевого института им. Хлопина в трех словах, эти три подошли бы идеально. А сама Белла — не из тех, кто любит разбрасываться громкими фразами и яркими определениями. О своей работе она рассказывает со сдержанным воодушевлением, вместо «я» всегда употребляет «мы». От нее не услышишь слов «уникальный», «прорывной» и «многообещающий» — хотя все эти слова в полной мере относятся к проекту, разработанному Беллой и ее коллегами.

Белла выросла и живет в Петербурге. По базовому образованию она эколог, но всегда интересовалась темами, связанными с атомной энергетикой. Белла закончила Санкт-Петербургский технологический институт по специальности радиохимик-технолог, работает в Радиевом институте им. Хлопина.

 

Работа на будущее

В сфере научных интересов Белле удалось соединить обе свои специальности. «Мне необходимо чувствовать, что моя работа полезна и имеет долгосрочный эффект, — говорит Белла. — Этап окончательной изоляции радиоотходов я считаю очень важным — ведь именно он позволит обеспечить в будущем экологическую безопасность. Так что, можно сказать, я работаю на будущую безопасность».

Белла совместно с коллегами из СПбГУ и РИ взялась за разработку проекта, посвященного технологии отверждения ВАО. «Обращение с высокоактивными жидкими отходами — тема, актуальная для большинства предприятий атомной отрасли, — говорит Белла. — И, очевидно, здесь есть, над чем работать. Существующая технология остекловывания ВАО не идеальна, для нее необходимо много оборудования, а стабильность стекломатрицы в течение длительного времени вызывает серьезные сомнения».

Метод, который предлагает команда инноваторов, гораздо более эффективен. Для совместной сорбации радионуклидов и нерадиоактивных элементов ВАО используется наноматериал LHT-9, ранее разработанный и запатентованный сотрудниками кафедры Кристаллографии СПБГУ. Водная суспензия, похожая на молоко, смешивается с жидкими отходами, и радионуклиды удаляются из раствора — в итоге основной объем раствора переходит в категорию НАО или даже ОНАО. А высокорадиоактивный осадок запекается в печи, превращаясь в устойчивую (механически, химически и радиационно) керамическую матрицу, которая готова к окончательному захоронению.

Этот метод — по сути, отечественный аналог австралийской технологии СИНРОК — только его стоимость существенно ниже. Этот метод выгодно отличается и от технологии стекловывания — в том числе, компактностью оборудования: установка для керамического синтеза занимает площадь всего 6 кв. метров. Это большое преимущество для тех радиохимических производств, где требуются компактные решения.

 

«Форсаж» — это не всегда просто!

«Я была уверена, что наш проект — актуальный и востребованный, — рассказывает Белла. — Поэтому и подала заявку на участие в конкурсе «Инновационный лидер»». О конкурсе и, конечно, о «Форсаже» я много слышала от коллег. Знала и о полевом формате. И… можете считать меня неженкой, но такие спартанские условия оказались для меня довольно тяжелыми!»

Но даже не смотря на трудности — или вопреки им — от форума у Беллы остались положительные воспоминания: «Мне очень понравилась общая высокая активность: никто не ходил без дела, каждый всегда куда-то спешил, был занят чем-то интересным. Запоминающимися и полезными для меня были лекции топ-менеджеров, в первую очередь — Сергея Кириенко. Ну а самым ярким впечатлением стал запуск в небо гигантских дирижаблей. Мы, кстати, свой дирижабль упустили, и он улетел куда-то по направлению к Внуково…»

По словам Беллы, одним из ценных результатов «Форсажа» стало насыщенное общение с коллегами. Инноваторы не потеряли связь и после окончания форума — активно переписываются, держат друг друга в курсе новостей, консультируются по профессиональным вопросам.

Победа в конкурсе стала для Беллы приятной неожиданностью — и одновременно мощным толчком к развитию проекта. «Умение правильно презентовать свой проект, ответить на вопросы коллег и экспертов — это очень важный опыт, — рассказывает Белла. — Все это  — и, конечно, высокая экспертная оценка — помогло нашему проекту активно развиваться дальше».

 

Форсированное развитие

Сразу после «Форсажа» проект начал активно развиваться.

Команда инноваторов сумела найти частного инвестора — компанию «Социум», которая налаживает промышленное производство неорганических сорбентов для дальнейшей сертификации и коммерческой реализации в России и за рубежом. ГК Росатом рассматривается в качестве самого перспективного потребителя. «Мы показали инвесторам презентацию, которую я готовила для «Форсажа», рассказали о том, что проект уже удостоился высокой награды — и это стало весомым аргументом в наших переговорах», — говорит Зубехина.

В итоге был заключен договор на изготовление и испытание полупромышленной установки. Сейчас в Гатчине идет монтаж оборудования, первую партию сорбента разработчики планируют получить уже в ближайшие месяцы.

Казалось бы, отличный результат — но это оказалось только началом развития проекта.

Изначально установку планировали использовать для кондиционирования РАО, накопленных в Радиевом институте. Однако проектом заинтересовались атомщики из других стран.

«Зарубежные коллеги спрашивают, можно ли провести на нашей площадке эксперименты по переработке тех РАО, которые имеются на их производствах. Уже поступили конкретные предложения из ЮАР, Китая и Белоруссии. Технологией заинтересовались и коллеги из Японии по линии Фукисимы  — небольшая партия сорбента была передана им в начале 2016 года, и совсем недавно они дали обратную связь. Результаты хорошие, и теперь они хотят масштабировать эксперимент», — рассказывает Белла.

В ближайших перспективах — выход на международный рынок, где новый метод может составить серьезную конкуренцию СИНРОКУ и остеклованию, а значит — приносить ощутимую прибыль. Радиевый институт — не производственное объединение, и заниматься промышленным производством не может, однако команда Зубехиной планирует специализироваться на обучении сотрудников и научном сопровождении. По словам Беллы, многие зарубежные коллеги выражают сильную заинтересованность именно в обучении.

 

Элемент волшебства

Главное качество, которое у Беллы ассоциируется с работой ученого — терпение. Настоящий ученый должен быть предельно сосредоточен на своей работе и терпеливо пробовать снова и снова, говорит Белла. И, если что-то не получилось — принять поражение, запастись терпением и идти дальше.

А что же помогает пережить неудачу? Белла даже не задумывается над ответом — конечно, поддержка коллег. «У нас очень «разношерстная» команда, — рассказывает Белла. — Люди разного возраста, разного темперамента — но это совершенно не мешает нам отлично понимать друг друга. Есть такое выражение: «незаменимых не бывает», а у нас наоборот — каждый незаменим и каждый на своем месте. Как разные детали в едином механизме: если хоть один винтик убрать, все сломается…»

И вот, после поражений, приходит результат — и здесь, говорит Белла, всегда присутствует элемент волшебства: может получиться что-то другое, не то, что ты задумывал.

Творчество в работе и отсутствие рутины вдохновляют Беллу — и она не собирается останавливаться на достигнутом: Белла говорит, что в ее голове много идей, и обещает когда-нибудь привезти на «Форсаж» новый проект.

 

 

 

 

Организаторы

при поддержке
 
партнеры